Несмотри на жалкий человеческий род; тогда и сам скажешь с «Гомером» стихотворцем: «Нет ничего немощнее человека». Я плод истекшего семени; с болезнями роима меня мать, и воскормлен я с великими и тяжелыми грудами. Сперва матерь носила меня в объятиях — сладостный труд! а потом не без болезненных воплей сошел я на «землю; потом стал ходить по земле как четвероногий, пока не поднялся на колеблющиеся ступни, поддерживаемый чужими руками. Со временем в намеках немотствующего голоса проблеснул мой ум. А потом уже под руководством других я выплакал себе слово. В двадцать лет собрался я с силами, но прежде сего, как подвизавшийся на поприще, встретил много поражений. Иное остается при мне, другое для меня погибло, а над иным «да будет известно тебе, душа моя» будешь еще трудиться, проходя жизнь, — это стремление во всем тебе противное, этот дикий поток, это волнующееся море, то здесь, то там вскипающее от непрестанных порывов ветра. Часто обуреваюсь собственным своим безрассудством, а оное навел на меня противник нашей жизни — демон (свт. Григорий Богослов, 15, 2.

О человеке

Комментарии ()