Макс Фрай, цитата #71

Моя вынужденная немота — источник их заблуждений; я начинаю понимать, что всякая настоящая тайна сокрыта от любопытных вовсе не потому, что она кому-то угодно её хранить, а потому лишь, что она не может быть высказана вслух. Обладатели тайн не скаредны, а немы.

Макс Фрай, изречение #70

В тебе умер великий лингвист, Макс. Временами он попахивает, но это не беда: в каждом кто-нибудь да умер, все мы — ходячие саркофаги…

Макс Фрай, высказывание #69

Мы в стране чудес, и каждый из нас может всё… Мне кажется, так было с самого начала, просто мы никогда не пытались «смочь» это самое «всё» — руки не доходили. Ежедневные хлопоты, размеренный ритм жизни, скучная утренняя газета, скучный вечерний трах — какие уж там чудеса!

Макс Фрай, цитата #68

Чтобы получить шанс на бессмертие, надо отказаться от надежды на него… вообще от любой надежды. Отчаяние — удивительный ключ к могуществу, даже не ключ, а отмычка, способная открыть почти любой замок… И обычно это — единственный ключ, доступный человеку!

Макс Фрай, изречение #67

Любой сон должен заканчиваться пробуждением, если не хочет оказаться смертью.

Макс Фрай, фраза #66

Когда дела идут всё хуже и хуже, хорошие новости раздражают, как нелепые пожелания долголетия у одра смертника.

Макс Фрай, фраза #65

И ещё нас очаровали человеческие игрушки. Я до сих пор удивляюсь, что люди делали их для своих детей; детям не так уж нужны подобные вещи! У детей не так много свободного времени и ещё меньше нерастраченной нежности, которую некому подарить…

Макс Фрай, высказывание #64

Одно из двух: или ты не можешь ничего изменить и тогда волноваться бесполезно, или можешь — в этом случае стоит браться за дело, а не тратить свою силу на беспокойство и гнев.

Макс Фрай, изречение #63

Если честно, он употребил другое слово: то самое, которое отлично рифмуется со словом «конец» и почти никогда не уходит живым из хищных лап цензоров.

Макс Фрай, высказывание #62

Для того, чтобы постичь истинный смысл события, которое считаешь несчастьем, следует отойти от него на некоторое расстояние. И, если не вовсе перестать страдать, то, по крайней мере, не считать страдание главным делом своей жизни.

Макс Фрай — литературный псевдоним авторов Светланы Мартынчик и Игоря Стёпина (для серии «Лабиринты Ехо» и «Хроники Ехо»), а также литературный персонаж их книг, главный герой нескольких серий романов.

Жанровая принадлежность книг Макса Фрая может быть определена как мениппея, чему способствуем совмещение смешного и серьёзного, смешение обыденности и фантазии, полифоничность произведения и т.д. Особенно наглядным примером является роман «Мой Рагнарёк».

В серии «Лабиринты Ехо», «Хроники Ехо» и «Сновидения Ехо» входят около 40 повестей, где от первого лица рассказывается о приключениях обычного, на первый взгляд, молодого человека, который резко меняет свою жизнь, дав согласие на предложение своего нового знакомого из снов — переехать в другой мир и поступить к нему на службу. Таким образом, Макс Фрай является и псевдонимом, и главным действующим лицом. Некоторые причины, по которым главный герой является одновременно и автором книг, раскрываются позже.