цитата #19

Благодаря письменным законам люди тоже становятся лучше, однако хорошего правителя Кир считал живым законом для людей, потому что он в состоянии и отдавать распоряжения, и видеть и наказывать не соблюдающих порядок.

фраза #18

Даже там, где государства обходятся без монархии, наиболее неуязвим для врагов тот город, который более всего готов подчиняться властям.

цитата #17

Вообще надо раз и навсегда усвоить, что нет охраны надежнее, чем собственная высокая доблесть. Это качество непременно должно быть присуще каждому; лишенный же доблести не обладает и другими достоинствами.

фраза #16

Счастье доставляет тем больше радости, чем больше потрудишься прежде, чем достигнешь его. Ведь труд — приправа к счастью; а если ты получишь что-либо, не ощущая потребности, то, сколь бы роскошное блюдо тебе ни предложили, оно не доставит удовольствия.

фраза #15

Конечно, это великое дело — завладеть властью, но еще более трудное — однажды захватив, сохранить ее за собой. Ведь это нередко удается тому, кто проявил всего лишь дерзость, но удержать завоеванное уже никак не возможно без благоразумия, без воздержания, без великого радения. Имея это в виду, нам надо теперь упражняться в воинской доблести еще больше, чем до приобретения всех этих благ, ибо нужно хорошенько усвоить, что, чем больше кто имеет, тем больше людей ему завидуют, против него злоумышляют, становятся ему врагами, особенно…

изречение #14

    Если мы впадем в беспечность и в изнеженность, характерные для порочных людей, которые считают труд несчастьем, а праздную жизнь — счастьем, то, я уверен, скоро мы не сможем толком постоять за себя и лишимся всех благ.     Ведь стать однажды доблестными мужами — этого еще недостаточно, чтобы остаться такими на всю жизнь, если не заботиться об этом постоянно.     Подобно тому как искусства, будучи заброшены, приходят в упадок, а тела, даже хорошо развитые, вновь хиреют, когда люди беспечно относятся к их развитию,- точно так же и благоразумие, и воздержанность, и мужество…

фраза #13

Убеждение, что ими пренебрегают, делает хороших воинов малодушными, а дурных — более наглыми.

изречение #12

Труднее найти человека, переносящего достойно свое счастье, чем несчастье, ибо первое большинству придает наглость, а второе всем внушает благоразумие.

фраза #11

Люди стыдливые избегают в открытую совершать позорные поступки, скромные же не совершают их и втайне.

изречение #10

Большая ошибка, когда начальник сердится сразу на всех подчиненных. Ведь устрашая многих, он многих же неизбежно делает себе врагами, а сердясь сразу на всех, он всех их толкает к опасному согласию.

крылема #9

На войне нет лучше способа принести пользу друзьям, чем прикидываясь их врагом, а врагам — причинить больше вреда, чем выдавая себя за их друга.

фраза #8

Людская масса, когда она исполнена уверенности, выказывает неукротимое мужество, но если люди трусят, то чем больше их, тем более ужасному и паническому страху они поддаются. Ибо страх, охватывающий их, возрастает от множества трусливых речей, умножается обилием постыдных действий, усиливается при виде множества унылых и исступленных лиц.

цитата #7

Истинно благородные люди, если они и желают золота или хороших коней или прекрасных женщин, все же могут воздерживаться от всего этого и не посягают на них вопреки справедливости.

высказывание #6

Властители должны отличаться от подвластных не только своим личным совершенством, но и способностью очаровывать других.

фраза #5

На войне все, предпринятое внезапно, действует на врага устрашающе.

Ксенофо́нт (др.-греч. Ξενοφῶν; около 430 до н. э. — не ранее 356 до н. э.) — древнегреческий писатель и историк афинского происхождения, полководец и политический деятель, главное сочинение которого — «Анабасис» — высоко ценилось античными риторами и оказало огромное влияние на греческую и латинскую прозу.

Ксенофонт родился в Афинах около 430 года до н. э., в состоятельной семье, возможно принадлежавшей к сословию всадников. Его детские и юношеские годы протекали в обстановке Пелопоннесской войны, что не помешало ему получить не только военное, но и широкое общее образование. С молодых лет сделался последователем Сократа.

Крушение могущества демократических Афин вследствие проигранной Спарте Пелопоннесской войны в 404 году до н. э. Ксенофонт пережил уже в сознательном возрасте, и во время последовавших затем политических событий он, видимо, поддерживал реакцию. Антидемократические настроения, вероятно, и заставили его покинуть родину в 401 году до н. э. и присоединиться в качестве частного лица к экспедиции Кира Младшего. После смерти Кира и вероломного убийства на переговорах греческих военачальников персами во главе с карийским сатрапом Тиссаферном Ксенофонт в числе шести вновь избранных стратегов руководил арьергардом при отступлении десяти тысяч греков через вражескую землю.

Вместе с греческими наёмниками Ксенофонт проделал весь поход: наступление на Вавилон, злополучную для них битву при Кунаксе и отступление через Армению к Трапезунту и далее на Запад в Византий, Фракию и Пергам. В Пергаме Ксенофонт, который ещё в Месопотамии был избран одним из стратегов греческого войска, а впоследствии во Фракии фактически состоял его главнокомандующим, передал уцелевших солдат (около 5000 человек) в распоряжение Фиброна — спартанского военачальника, собиравшего войско для ведения войны с сатрапом Фарнабазом. Сам Ксенофонт вместе со спартанским царём Агесилаем II отправился в Грецию.

Осуждённый в Афинах за государственную измену как примкнувший к спартанцам, Ксенофонт подвергся конфискации имущества. Это определило его дальнейшую судьбу. В Малой Азии Ксенофонт сблизился со спартанским царём Агесилаем, вместе с ним переправился в Грецию и служил под его начальством, принимая участие в битвах и походах против врагов Спарты, в том числе и против союзников Афин. Был вознаграждён спартанцами, подарившими ему имение близ элидского города Скиллунта.

Там Ксенофонт жил в уединении, занимаясь литературными трудами, пока спокойствие его не было нарушено борьбою фиванцев со Спартой. После битвы при Левктрах он в 370 году до н. э. бежал из Скиллунта и с трудом спасся в Коринфе. Отсюда он снова вступил в сношения со своею родиной, тогда соединившейся с лакедемонянами против Фив. Приговор о его изгнании был отменён, но вскоре Ксенофонт умер.