изречение #19

Благодаря письменным законам люди тоже становятся лучше, однако хорошего правителя Кир считал живым законом для людей, потому что он в состоянии и отдавать распоряжения, и видеть и наказывать не соблюдающих порядок.

фраза #18

Даже там, где государства обходятся без монархии, наиболее неуязвим для врагов тот город, который более всего готов подчиняться властям.

изречение #17

Вообще надо раз и навсегда усвоить, что нет охраны надежнее, чем собственная высокая доблесть. Это качество непременно должно быть присуще каждому; лишенный же доблести не обладает и другими достоинствами.

цитата #16

Счастье доставляет тем больше радости, чем больше потрудишься прежде, чем достигнешь его. Ведь труд — приправа к счастью; а если ты получишь что-либо, не ощущая потребности, то, сколь бы роскошное блюдо тебе ни предложили, оно не доставит удовольствия.

крылема #15

Конечно, это великое дело — завладеть властью, но еще более трудное — однажды захватив, сохранить ее за собой. Ведь это нередко удается тому, кто проявил всего лишь дерзость, но удержать завоеванное уже никак не возможно без благоразумия, без воздержания, без великого радения. Имея это в…

изречение #14

    Если мы впадем в беспечность и в изнеженность, характерные для порочных людей, которые считают труд несчастьем, а праздную жизнь — счастьем, то, я уверен, скоро мы не сможем толком постоять за себя и лишимся всех благ.     Ведь стать однажды доблестными мужами — этого еще недостаточно,…

крылема #13

Убеждение, что ими пренебрегают, делает хороших воинов малодушными, а дурных — более наглыми.

фраза #12

Труднее найти человека, переносящего достойно свое счастье, чем несчастье, ибо первое большинству придает наглость, а второе всем внушает благоразумие.

высказывание #11

Люди стыдливые избегают в открытую совершать позорные поступки, скромные же не совершают их и втайне.

крылема #10

Большая ошибка, когда начальник сердится сразу на всех подчиненных. Ведь устрашая многих, он многих же неизбежно делает себе врагами, а сердясь сразу на всех, он всех их толкает к опасному согласию.